<< < Июнь 2020 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

Курсы валют

USD
USD
   70,50      0,06
EUR
EUR
   79,22      0,23
Источник: ЦБ РФ

Алексей Андреев: Да, альпинист! Нет, не страшно!







Они буквально ходят по стенам домов, парят в воздухе, могут за считанные минуты взобраться куда угодно — это промышленные альпинисты, представители одной из самых интересных профессий. Увидев этих людей в работе, большинство из нас остановится, понаблюдает, на языке будет вертеться вопрос: “Что делает на стене дома этот человек-паук?” Чтобы вы, снедаемые любопытством, не мучились, познакомим вас с одним из альпинистов поближе.

 

Нежданный напарник
Знакомьтесь: Алексей Андреев, 43 года, женат, воспитывает сына, проживает в поселке Кугеси, на высоте работает уже 20 лет.
Как и большинство мальчишек, Алексей в детстве мечтал стать пожарным, милиционером, дальнобойщиком, но в итоге пошел по отцовским стопам: выучился на бухгалтера. Однако по специальности парень не работал ни дня, не лежала душа к этой профессии, а в промышленные альпинисты он попал случайно.
“Все случилось от безденежья, — признается наш герой. — В 2000 году я искал работу, а мой сосед работал в одной из чебоксарских фирм, занимающихся альпинизмом, он меня позвал, я сразу согласился. Помню свой первый день: снаряжение надели, посадили на парапет, говорят: “Видишь — висишь! Видишь — привязанный!” И столкнули. Я не испугался. Мне дали ведро с раствором: “Чего висишь? Дуй на седьмой этаж швы замазывать!” А я им: “Я бы рад, но вы же не научили меня спускаться!” Потом уже мне подали кусок веревки, научили узлы вязать, страховаться. Я стал работать в паре с опытным альпинистом, через месяц уже обучал других”.

 

Сова, кошки, голуби
Сейчас у Алексея своя альпинистская фирма, бригада из восьми человек. Чаще всего к ним поступают заказы по герметизации, покраске швов в домах, монтажу баннеров, кондиционеров, кровельным работам, но бывают и весьма экзотические вызовы: “Поза_прошлый год интересный был, постоянно что-то с деревьев снимали. Выезжали сову снимать с березы в одном из чебоксарских дворов. Жители позвонили, говорят, ее вороны заклевали. Береза была с пятиэтажку, я залез, снял сову, в мешок ее посадил и вывез за Волгу в лес. 
Кошку с верхушки дерева снимал: эти животные с высоты слезать боятся. Квадрокоптер доставал в лесу в Сосновке. Я на любое дерево могу залезть, самые ненадежные — это тополь и лиственница: ветки постоянно ломаются. Но мы используем две небольшие веревочные лестницы, одну закидываем, крепим, залезаем, потом закидываем следующую, а первую отвязываем и закидываем снова, и так далее. Этот процесс может занимать пару часов. Точно так же мы забираемся на столбы, чтобы кабель снять, например”.
Кстати, о животных. Алексею нравится наблюдать за реакцией кошек, когда они видят за стеклом человека: “Забавные! Следят за нами, глаза таращат, мы часто играем с ними. А птиц не люблю, частенько бывает, голуби, вороны сидят на карнизе и гадят сверху”.

 

Дед Мороз и Москва-сити
Еще был интересный заказ под Новый год. Тогда Алексею срочно пришлось осваивать ремесло артиста: “В костюме Деда Мороза спустился на балкон, в руках у меня кроме мешка с подарками был колокольчик, позвонил им, ребенок услышал, открыл дверь — столько удивления и радости! Малыш стишки рассказал, подарки получил. Его отвлекли, а я на балкон, там уже веревку напарник спустил, цепляюсь — и быстро вниз. Ребенок возвращается на балкон, а Деда Мороза уже нет. Настоящее волшебство!” 
Самая большая высота, на которой приходилось работать Алексею, — 330 м в международном деловом центре “Москва-сити”. “Надо было перебрать витражи, старое стекло снимаешь, ставишь новое, а весят стеклопакеты от 250 до 400 кг. Когда увидел, мелькнула мысль: “Зачем я сюда приехал?” Страшно было, до обеда все думал: “Что я здесь делаю?” Потом привык. Нам давали подсобных рабочих из Средней Азии. Они за одно стекло получали 1500 рублей, им надо было в день три стекла поменять. А мы новички в этом деле, в первый день у нас получилось только одно стекло заменить, всё боялись уронить. Во второй два поменяли. Начали рабочие отказываться с нами работать. А на следующий день мы четыре поменяли, потом пять! Дальше они только возле нас и крутились”. 
Кстати, переборка витражей — одна из самых высокооплачиваемых работ у промышленных альпинистов. На вопрос, что Алексею больше нравится в его работе, он пошутил, что все, за что хорошо платят. И добавил, что, к сожалению, часто встречаются люди, которые считают, что высотник должен работать за небольшие деньги, не учитывают стоимость оборудования, материалов, да и бензина тоже, не говоря уже о самом труде, о рисках. 

 


Главное — вернуться с работы
А рисков много! Это, конечно, связано с правилами безопасности: забыл что-то правильно сделать — можешь не вернуться с работы. Поэтому обеспечению безопасности уделяется много времени и внимания, перед началом выполнения любого задания все тщательно проверяется. На оборудовании и снаряжении здесь лучше не экономить, оно должно быть хорошего качества и в отличном состоянии, иначе всякое может случиться.
Сама работа, уверяет альпинист, ничего сверхсложного из себя не представляет, трудности возникают при контактах с людьми.
“Раньше люди как-то добрее были, — считает Алексей, — могли воды предложить, чаем напоить, конфетами угостить. А сейчас очень много негатива. Ругаются: “Не висите над моим окном”, “Не трогайте мою антенну”, угрожают веревку перерезать. Не перестаю удивляться нашему народу,  впервые увидев промышленного альпиниста в работе, многие, выглянув в окошко или выйдя на балкон, учить начинают: это надо делать так, а это вот так!  Все это мешает очень, отвлекает от работы. Но что делать, стараемся не обращать внимания”. 

 

Юмор всегда помогает
“Мы всегда поддерживаем друг друга, иногда и шутками-прибаутками, сами себе тоже настроение поднимаем, — продолжает рассказ наш бесстрашный герой. — Однажды работали между 9-этажными домами, там такое узкое пространство, что поневоле вспомнишь о клаустрофобии. Нас спрашивали: “А если застрянете?” Мы в ответ: “Сверху рубероид скинут — и все!”
Был забавный случай и в Москве. Добрая бабушка накормила Алексея борщом на подоконнике и поинтересовалась: “А кто тебя наверху держит?” — “Шесть таджиков”. Бабуля с волнением: “Ой, слезай быстрее, они устали уже”.
“Как-то поднимались на крышу многоэтажного дома, лифтера-женщину встретили по дороге, спрашивает: “Там так высоко! Не боитесь?” А мы ей: “Вообще ничего не боимся! Мы прививку от страха делаем ежегодно”. Через какое-то время звонят из конторы: “Вы что там лифтерше про прививку от страха наговорили, теперь звонит, хочет узнать, где бы и ей такую сделать”. Вот так пошутили”, — рассказывает Алексей.

 

Воздух — это свобода!
Алексей уверяет, что он и его бригада могут залезть куда угодно. В Чебоксарах одно из сложных мест — Дом правительства: “Здание в одном месте начинает сужаться. А как нам добраться туда, где ýже? Мы с верхней точки вывесились, потом на отрицание плоскость пошла, так мы с помощью присосок подбирались к нужному месту, потом скай-хуком (крюком) цеплялись за окошко и работали”.
Интересно выходит, но, будучи альпинистом-универсалом (гвозди забивает, швы герметизирует,  конструкции монтирует, стекла моет-меняет), наш герой отмечает, что ему легче все работы выполнять в воздухе, а не на земле. 
Алексей работу свою любит, нравится ему ощущение свободы в воздухе, он уверяет, что промышленные альпинисты — индивидуалисты, предпочитают в одиночестве делать свою работу, к которой мало кто сможет даже подобраться. 
 

Регина МАКСИМОВА

Новость разместила Виктория Литвинова